1

Яркое июльское солнце светило сквозь толщу почти прозрачной воды, высвечивая даже мелкие детали развалин раскинувшегося на дне древнего города. Саша, в трубке и маске, слегка пошевеливая огромными ластами, лежала на поверхности моря, смотрела задумчиво на эти развалины и размышляла о людях, которые здесь когда-то жили, строили дома, рожали детей, любили, ссорились. Саша еще чуть-чуть пошевелила ластами, передвигаясь по поверхности дальше, к новым видам, напоминающим какие-то концентрические круги, возможно бывший фонтан или кусочек дворика. Подумала, не нырнуть ли глубже, чтобы потрогать руками эти древние, скользкие от ила камни. Все-таки старина какая…

Внезапно, словно в ответ солнцу со дна засветил яркий тонкий лучик золотисто-рыжего цвета и потянулся к поверхности прямой тоненькой линией. Саша растерялась, и что это такое на дне может так светиться? Она подняла голову над водой, выискивая взглядом катер, на котором остался муж и другие дайверы. Саша с мужем Игорем вот уже неделю отдыхали в местечке неподалеку от Неаполя. Саша любила Италию. До семнадцати лет вместе с отцом и мамой Саша жила здесь. Отец был химиком и работал по контракту на какой-то концерн. Когда отец погиб, им с мамой пришлось вернуться в Россию. Бабушка, потерявшая пять лет назад мужа, а теперь еще и сына, нуждалась в уходе, а мама была профессиональной медсестрой.

Сегодня с раннего утра у них с мужем по расписанию была запланирована экскурсия к древнему городу на дне залива, в часе езды от отеля. Муж намеревался вспомнить свои навыки дайвера, уж очень он увлекался нырянием лет десять назад. Они наняли катер с командой, которая обещала им «такие виды, тааакие виды!» И вот уже примерно час Игорь нырял с аквалангами, а Саша, наотрез отказавшись от погружений, вооружившись лишь маской с трубкой и ластами, нежилась на солнышке, рассматривая «тааакие виды» с поверхности. Ну, не любила она эту холодную настороженную темноту, не получала от погружений никаких удовольствий. То ли дело плавать в теплой, почти горячей воде, лениво подставляя солнышку то один, то другой бок, можно же рассматривать на эти развалины и сверху, подумаешь.

Катер стоял недалеко, до берега было рукой подать, и она, успокоившись, нырнула в глубину, сильно работая ластами и затаив дыхание. Лучик продолжал светить, словно призывая ее к себе. Добравшись до развалин, она протянула руку, чтобы схватить то, что создавало это свечение, похожее на серый камушек, схватила, потянула к себе и вдруг с ужасом увидела, как из ила поднимается костлявая (человеческая?) рука, вместе с этим камушком. Сильно дернувшись, Саша, взмутив ластами воду на дне, устремилась вверх. Выскочив и отдышавшись, она засмеялась. Вот это да! Приключение! Скелет на дне моря! Или только рука? И что это было на руке скелета, которое светилось от солнца и будто приманивало ее на дно? Несмотря на пережитый ужас и сбившееся от увиденного дыхание, Саша не выпустила этот камушек из рук, и теперь с удивлением и благоговением рассматривала его на свету. Это было кольцо! Вернее, перстень. Из какого-то темно-серого, ничуть не испорченного морской водой металла. А что же тогда светило со дна? Не этот же кусок металла? Может, там было что-нибудь еще, внизу? Нужно нырнуть еще пару раз, пока солнце не зашло за облака и освещает все очень ярко. Нужно рассмотреть, что там за скелет, и что там могло светить. Саша подумала, а может позвать мужа и остальных? Ну, уж нет! Она нашла скелет, и это будет ее скелет! У них акваланги и погружения, а у нее перстень и приключение на дне.

Продышав легкие, она решительно нырнула, подплыла к скелету и попыталась аккуратно разгрести песок. Ей удалось это только с третьей попытки. Под многолетним слоем почти полностью сохранились, теперь уже без всяких сомнений, человеческие останки. Одна рука у скелета была почти отделена, очевидно, Сашей, когда она сдернула с кисти кольцо, другая прижимала к груди какой-то плоский сундучок из такого же серого металла, что и перстень, с затейливым вензелем на замке. А вот теперь пора позвать местных. Пусть разбираются, что это за останки, и как они сюда попали. И что там, в этом сундуке. А вот перстень… Перстень она надежно спрячет в кармашек купальника, ее же не будут обыскивать, еще не хватало! Пусть будет ей награда за труды и на память о древних развалинах этого итальянского залива. И, приподнявшись над водой, сильно работая ластами, она замахала руками.

Через несколько минут подплыл катерок и остановился в десяти метрах. Мотор не выключили, наверное, подумали, что Саша привлекла их внимание, потому что замерзла и просится домой или передумала и решила все-таки нырнуть. Муж свесился слегка за борт, разглядывая ее, не спеша протягивать руку. Саша улыбнулась понимающе. Смотреть сверху на загорелое стройное тело, длинные ноги в смешных огромных ластах, темно-рыжие от воды волосы, ореолом растекшиеся в голубой воде вокруг головы, конечно, ему было приятно.

— Ты звала меня? Замерзла?

— Игорь, а я на дне труп нашла, вернее не труп, а скелет, как ты думаешь, нам же нужно сообщить об этом властям? И у него вроде сумка какая-то.

— Да ладно! Ну, ты даешь, малышка. Это какие-то неприятности, вот что я думаю. Но, ты права, властям сообщить мы обязаны. А так хорошо начинался день… И весь отпуск тоже… Ты с места постарайся не двигаться, покажешь.

Они говорили по-русски, им сначала надо было решить для себя, что делать дальше. Игорь пошел докладывать капитану о Сашиной находке, а она осторожно потрогала перстень в кармашке, не потеряла ли? Нет, на месте. Потом, она покажет находку ему потом, в отеле, он же не заставит ее отдать властям и этот перстень тоже?

* * *

— Хочешь кофе? — Саша с трудом разлепила глаза, выплывая из сна, кажется, ей снилось что-то важное, и оглянулась вокруг. Где это они? Ах, да! Скелет, перстень и непонятно что в сундучке с вензелем! Они с Игорем находились в полицейском участке города вот уже два часа. А до этого они ждали, когда на место, где Саша нашла останки, приплывет полицейский катер со специальной командой. Потом, когда катер приплыл, они присутствовали на поднятии останков специальным тралом. Дайверы, нанятые Сашей с Игорем для осмотра древнего города, помогали пловцам из полиции перенести и закрепить останки скелета. Когда трал поднялся над водой, с него стекла вся вода и грязь, потом стрела крана передвинулась и опустила трал на палубу полицейского судна. Их пригласили для составления протокола, а узнав, что они из России, посоветовали связаться с консулом в Неаполе. А когда полицейские осмотрели сундук, то добавили, что, пожалуй, и адвокат будет нелишним. Саша с Игорем приуныли, консул и адвокат? Вот это засада! Но им повезло. Когда они связались с консульством в Неаполе, их выслушали внимательно, задали несколько уточняющих вопросов, и соединили с человеком, представившимся Павлом. И вот этот Павел сразу стал им во всем помогать. Вспомнив о Павле, Саша слабо улыбнулась. Спасибо, Господи! Сначала он попросил передать трубку старшему из полицейских, недолго переговорил с ним, затем сказал, что приедет через часа два, пусть ждут и не подписывают никаких документов, не общаются с прессой, если таковая будет.

— Потому что, — добавил он, — итальянцы, конечно, отличные ребята, но обо всем, что касается закона, нужно с ними говорить по-итальянски, адвокат должен быть итальянцем, и, лучше всего, местным. И с прессой и с полицейскими. По-итальянски. Во избежание языковых недоразумений. Вот как-то так.